стандарт

табуирование лагерной темы

...эпоха первой пятилетки и культурной революции наследовала еще дореволюционным идеям «покорения природы» и пафосу «переделки преступников через труд». Но уже во второй половине 30–х годов труд объявляется не столько рецептом для «перековки», сколько самоценным «делом чести, делом славы, делом доблести и геройства». Из общественного дискурса (из печати, литературы, кино) исчезают преступники, и «перековка» становится атрибутом не столько заключенных, сколько соцреалистических героев, сместившись из политического дискурса в художественный. На задний план отходит даже тема покорения природы (она сама становится фоном для преображения соцреалистического героя). На передний план выдвигается пафос созданного. Соответственно дискурс насилия замещается (как раз в годы Большого террора) магическим дискурсом преображения героя. Именно здесь, как представляется, следует искать истоки героического культа второй половины 30–х годов.

Табуирование лагерной темы связано еще и с тем, что на смену «перевоспитанию» начала 30–х во второй половине 30–х пришел расстрел (на уровне социального дискурса этот переход был зафиксирован в эпоху показательных процессов: не «перековать», но «расстрелять, как бешеных собак»). Объясняется это не в последнюю очередь тем, что провозглашенное Сталиным в 1936 году вхождение страны в социализм автоматически означало, что социальная база преступности была уничтожена, в результате чего преступник превращался в инфернального злодея. Смена образа врага привела к радикальной смене дискурса борьбы с ним. Это враг, по определению не поддающийся «перевоспитанию», а потому по отношению к нему возможна только одна стратегия – стратегия уничтожения (которая потому и выдается за «высшую форму социальной защиты»). Оказывается, однако, что простое убийство не имеет воспитательного потенциала: оно не вырабатывает соответствующего дискурса, но лишь вскрывает таящийся за «перековкой» террор.

Вот почему культ героя достигает апогея именно в эпоху Большого террора: функционально не только чтобы «отвлечь», но и по принципу дополнительности: чем большее число людей оказываются вовлеченными в сферу ГУЛАГа (так или иначе), тем более закрытой и табуированной становится лагерная тема.

Е. Добренко "Политэкономия соцреализма"
стандарт

храм Рождества



В тему праздника - "Тихая моя родина": небольшой любительский ролик про храм 19 века, который не закрывался ни в годы советских гонений, ни в годы немецкой оккупации - и именно в нём я венчался и крестил дочь (а самого меня в нём не крестили, потому что даже в годы Перестройки боялись, что будут проблемы - увезли в соседний город)
стандарт

Кинодекабрь'19



В декабре походы в кино оказались невероятно удачными: "Достать ножи" открыл для меня Дэниела Крейга как комедийного актёра и вообще неплохо так пробежался по детективным штампам, почти все их деконструируя, а "Солярис" Тарковского - это классика, и глупо было упускать шанс увидеть такое на большом экране.

Домашний просмотр же как-то сам собой сконцентрировался на кинопсиходелике, но тут не всё однозначно. Кроненберговский "Видеодром" поначалу казался скучноватым, но постепенно набрал обороты, к финалу оказавшись довольно глубокой картиной; "Король" Найлса Аталлы выглядел довольно странно, но в итоге скорее понравился за счёт технических и визуальных решений, а вот "Анна Карамазофф" Рустама Хамдамова не зашла совершенно - осталось впечатление какого-то слишком интуитивного кино без попытки передачи определённого смысла. К этой же категории "психоделичных фильмов", наверное, стоит отнести и завершение "трилогии смерти" Гаса ван Сента "Последние дни", но, как по мне, эта вариация на тему последних дней жизни Курта Кобейна скорее просто медитативна (почему и понравилась).

Collapse )
стандарт

слава новогодним

Единственная категория людей, от которых можно слушать жалобы на слишком длинные выходные - это какие-нибудь врачи, для которых увеличивается поток пациентов: перепивших, переевших, потравившихся прошлогодними салатами и просто решивших пойти потусить на приёме в поликлинике. У остальных по этой теме получается какая-то духота и нытьё.

То есть реальный шанс провести время с семьёй; встретиться с родственниками, приехавшими издалека; с друзьями, с которыми в другое время это невозможно из-за их нетипичных графиков; посмотреть кучу разных полезных фильмов и прочесть множество полезных книг, на которые раньше тупо не хватало времени. Да это счастье вообще-то, которое целый год ждёшь.

Тем более что мнение персонажей, которые не придумали ничего лучше, чем закрывать экзистенциальные дыры своей души повышением уровня производства, вообще никому не должно быть интересно. Очевидно же, что ничего они в жизни не понимают.
стандарт

чувствую себя глубоко подавленным и несчастным

Наверное, уже можно подвести некий итог сбору новогодних подарков и с полным правом сказать, что самый удивительный презент я получил накануне праздника, посылкой из Балашихи.

Ещё в сентябре скачал себе дневинки Ивлина Во, озаглавленные "Чувствую себя глубоко подавленным и несчастным", рассчитывая, что вынесенная в заглавие фраза полностью срезонирует с моими упадническими настроениями - но нет, началось всё с вполне бодры подростковых записей писателя, потому отложил чтение на январь, в надежде, что такая литература окажется более востребована как раз на новогодние каникулы. Ну и каково же было моё удивление, когда в посылке я обнаружил две книги Во, одной из которых были как раз эти самые дневники!

Промысел и происки библиотечного ангела, других объяснений у меня нет.
стандарт

икона - 2



Рубрика "Возвращаясь к напечатанному": после просмотра "Стерео" задавался вопросом, является ли икона на стене в студенческой комнате отсылкой к Тарковскому или это просто обычная деталь интерьера. Теперь, по всей видимости, можно сказать, что речь о втором варианте.

В гораздо более позднем "Видеодроме" есть эпизод, когда герой попадает в кабинет профессора О’Бливиона, который довольно хаотично обставлен самыми различными предметами искусства - и в какой-то момент на стене можно увидеть в том числе и православные иконы. То есть Тарковский, скорее всего, всё-таки тут не при делах.
стандарт

чувства верующего



На этот раз немножко порассуждал о фильме Кирилла Серебренникова "Ученик", который не могу назвать удачным - но в то же время считаю, что внимания он заслуживает, поскольку местами режиссёр сказал чуть больше, чем хотел.



Ссылки - Soundcloud | Anchor.fm | Вконтакте
стандарт

было бы легче сшивать





Забавно: у Павла Пиковского в песне "Края моей раны" на альбоме 2014 года есть строчка "Кто-то начитавшись Корана выйдя в ночь пойдёт убивать", а на версии 2019 года её уже нет, вместо этого "Кто-то, наглотавшись дурмана...". Политкорректно, ничо так.