Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

стандарт

собака Кулебяка



У ребёнка два любимца - дракончик Пончик и собака Кулебяка. Но с собакой прямо беда сейчас.

Вчера пошли в Леруа Мерлен, и дочь решила, что это отличное место для игры в прятки: пыталась спрятать собаку куда-нибудь на стеллажи с товарами и убегала. Пока жена выбирала люстру, я этот момент как-то контролировал, но потом сам пошёл в мебельный отдел, специально обозначив отдельно, мол, игрушку не посейте - ну и разумеется посеяли.

Collapse )
стандарт

против собак

Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ" пишет:

"...Двадцатые, тридцатые, сороковые, пятидесятые годы! Кто не помнит этой вечно висящей над гражданином угрозы: не иди в темноте! не возвращайся поздно! не носи часов! не имей при себе денег! не оставляй квартиру без людей! Замки! Ставни! Собаки! (Не обчищенные вовремя фельетонисты теперь высмеивают дворовых верных собак…)

Collapse )
стандарт

Восемнадцатая баллада



Из французских полотен люблю не шутя лишь картину «Балованное дитя». Написал ее Грез, или правильней – Грёз. Я люблю ее прямо до слез. Репродукция эта, бледна и блекла, без какой-либо рамы и даже стекла, украшает собою московский кабак для окрестных дворовых собак, для поживших, облезлых, заслуженных псов, что бухать начинают в двенадцать часов; из закусок имеются пхали и сыр, из обслуги – оплывший кассир. Завсегдатаи, длящие медленный спор, поднимают порою мутящийся взор на картину, висящую в правом углу, – и в груди ощущают иглу.

На картине, как знает, наверно, любой, симпатичный ребенок, довольный собой, угощает собаку дворовых кровей из фарфоровой ложки своей. Происходит все это в уютном дому (дортуар или кухонька – сам не пойму), где хозяин, должно быть, доволен женой: хоть бардак, но живой и жилой. На ребенка, что тратит избыток еды, потому что не чует грядущей беды, снисходительно смотрит умильная мать и не смеет его унимать.

Collapse )
стандарт

А. Тимофеевский «Я енот»



Фрагменты книги Александра Тимофеевского «Я енот» в оформлении Анны Горлач от издательства «Альпина дети», серия «Занимательная зоология».

Collapse )
стандарт

Штуша-Кутуша



Ещё один шедевр хтонической советской мультипликации. По тёмно-синим джунглям бродит страшный зверь Штуша-Кутуша, который охотится за «новеньким, сладеньким» слонёнком Фантиком. Звери в панике разбегаются кто куда, а Штуша-Кутуша поёт людоедскую, детскую песенку:

Времена у нас
Любопытные —
Примитивные,
Первобытные.
Collapse )
стандарт

китоловное

Горький вспоминал о Чехове: был в Ялте татарин, – все подмигивал одним глазом: ходил к знаменитостям и подмигивал. Чехов его не любил. Один раз спрашивает маму: – Мамаша, зачем приходил этот татарин? – А он, Антоша, хотел спросить у тебя одну вещь. – Какую? – Как ловят китов? – Китов? Ну это очень просто: берут много селедок, целую сотню, и бросают киту. Кит наестся соленого и захочет пить. А пить ему не дают – нарочно! В море вода тоже соленая – вот он и плывет к реке, где пресная вода. Чуть он заберется в реку, люди делают в реке загородку, чтобы назад ему ходу не было, и кит пойман. – Мамаша кинулась разыскивать татарина, чтобы рассказать ему, как ловят китов. Дразнил бедную старуху.

Из дневника К. Чуковского
стандарт

Когда бороться с собой устал покинутый Гумилев...

Когда бороться с собой устал покинутый Гумилев,
Поехал в Африку он и стал охотиться там на львов.
За гордость женщины, чей каблук топтал берега Невы,
За холод встреч и позор разлук расплачиваются львы.

Воображаю: саванна, зной, песок скрипит на зубах…
Поэт, оставленный женой, прицеливается. Бабах.
Резкий толчок, мгновенная боль… Пули не пожалев,
Он ищет крайнего. Эту роль играет случайный лев.

Любовь не девается никуда, а только меняет знак,
Делаясь суммой гнева, стыда и мысли, что ты слизняк.
Любовь, которой не повезло, ставит мир на попа,
Развоплощаясь в слепое зло (так как любовь слепа).

Collapse )
стандарт

двенадцать крокодилов

...Еще одна важная черта, подмеченная не только Петровским, – это родство между «Крокодилом» и блоковской поэмой «Двенадцать», тоже выросшей из низовой, массовой поэтической стихии. Петровский говорит, например, об известной и Блоку, и Чуковскому частушке «Пила чай с сухарями, / Ночевала с юнкерями!/ Маланья моя/ Лупоглазая!» как ритмическом источнике строки «Крокодил, Крокодил, Крокодилович» у одного и «В кондовую, в избяную, в толстозадую» – у другого, хотя невооруженным взглядом видно, что родство это довольно отдаленное. Подобных источников было немало; достаточно привести еще одну дневниковую запись Чуковского от 15 июня 1914 года о театральном представлении в Териоках: "…частушка, спетая хором, с припевом:

Я лимон рвала,
Лимонад пила,
В лимонадке я жила.

Певцы загримированы фабричными, очень хорошо. Жена Блока, дочь Менделеева, не пела, а кричала, по-бабьи, выходило очень хорошо, до ужаса. Вообще было что-то из Достоевского в этой ужасной лимонадке, похоже на мухоедство, – и какой лимон рвать она могла в России, где лимоны?"


Collapse )
стандарт

Вот никто и не умрет из нас, и все кончится благополучно



Конечно, "Обыкновенное чудо" - это гимн влюбленным, тут литературные критики совершенно правы. Однако, неправильно подразумевать под этими влюбленными только Принцессу и Медведя. Тема их любви вроде бы в центре, но основной она не является.

Collapse )