Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

стандарт

от слова «ложь»

...Люди, никогда Солженицына не читавшие, тем не менее то и дело вываливают в интернете на других таких же митрофанушек потоки вычитанных в интернете мифов.

То нам рассказывают, что «Солженицын от слова «ложь». На самом деле «Соложаницын» (так была фамилия предка писателя жившего на Дону в Бобровской слободе на реке Битюг в эпоху Петра I, - это от корня «солод», так же как Солодовы, Солодовниковы, Солодкины и другие.

То объявляют «дезертиром» и «власовцем» боевого офицера, командира взвода артиллерийской разведки, находившегося под постоянным артогнем и бомбежками, удостоенного орденов «Отечественной войны», «Красной звезды» и медали «За взятие Кенигсберга». Свой боевой опыт Солженицын описал в рассказе «Желябугские выселки» о битве за Орёл и повести «Адлиг Швенкиттен» о сражении за Восточную Пруссию.

А о власовском движении, с представителями которого он встретился сперва в бою («за несколько дней до моего ареста попал под власовские пули и я»), а затем в тюрьме и лагерях, Солженицын оставил в «Архипелаге ГУЛАГе» (текста которого большинство нападчиков, как правило, не читало) весьма критические замечания, призывая не путать авантюру пошедшего на сделку с врагом генерала, поддавшегося на немецкие соблазны без всяких гарантий национальной независимости «небольшевистской России», и трагедию миллионов русских пленных, брошенных Сталиным в немецких концлагерях на произвол судьбы: «вербовщики глумливо разъясняли им – глумливо, если б то не было истиной: «Сталин от вас отказался!». «Отправляли их пушечным мясом против союзников да против французского Сопротивления – против тех самых, к кому только и была искренняя симпатия у русских в Германии, испытавших на себе и немецкую жестокость и немецкое самопревозношение».

Collapse )
стандарт

Нуреев. Белый ворон (2018)



Первое, что обращает на себя внимание в фильме "Волан-де-Морта всея Голливуда" Рейфа Файнса "Нуреев. Белый ворон" - это практически полное отсутствие уже привычной "клюквы" в изображении быта и реалий Советского Союза 50-60-х. Не знаю, сказалось ли обилие российских актёров в кадре или же дотошность самого режиссёра (а, может быть, и то, и другое), но практически всё, вплоть до хамоватой советской чиновницы "от культуры" и обстановки вагона-"теплушки", в котором родился главный герой, удивляет своей аутентичностью и вниманием к деталям.

Более того, хотя в центре картины лежит история бегства Нуреева из СССР, антисоветской назвать картину будет довольно сложно. Файнс довольно умело обходит тему политики, акцентируясь в первую очередь на вопросах культуры, эстетики и свободы как таковой. В итоге Советский Союз оказывается страной, где талантливый мальчик из деревни имеет возможность поступить в хореографическое училище "культурной" столицы государства, и, пусть не без покровительства, но всё-таки стать танцором одного из ведущих музыкальных театров. Более того, через флешбеки практически ставится знак равенства между Эрмитажем и Лувром - и там, и там главный герой находит источники вдохновения для своего творчества, и оба этих музея скорее дополняют друг друга, нежели соревнуются во влиянии.

Collapse )
стандарт

храм Рождества



В тему праздника - "Тихая моя родина": небольшой любительский ролик про храм 19 века, который не закрывался ни в годы советских гонений, ни в годы немецкой оккупации - и именно в нём я венчался и крестил дочь (а самого меня в нём не крестили, потому что даже в годы Перестройки боялись, что будут проблемы - увезли в соседний город)
стандарт

побег от расстрела

Что удивляет в прозе Арсения Несмелова, так это её привязка к реальности. Сначала отмечаешь яркий эпизодический образ полубезумной жены-кокаинистки, которая день и ночь сидит на старом кладбище, откуда (как ей кажется) можно увидеть тюремную камеру её мужа, и шлёт в ту сторону воздушные поцелуи - а потом в несмеловских мемуарах встречаешь упоминание о расстреляном большевиками фельетонисте Коке (псевдоним Николая Панова), жена которого в дни перед расстрелом с утра и до темноты сидела за стеной кладбища, откуда была видна тюрьма и окно камеры Кока, посылала в ту сторону поцелуи и то плакала, то богохульствовала.

Collapse )
стандарт

воплощение плотского желания



...Если подходить к вопросу исключительно с точки зрения формы и соотношения плоскости и объема, можно утверждать, что вид женского тела сзади более эстетичен, чем вид спереди. Как мы знаем по «Венере Сиракузской», красота такого ракурса ценилась в античном искусстве. Но «Гермафродит» и «Венера Каллипигийская» заставляют предположить, что данная поза также считалась воплощением плотского желания, и до XVIII века количество женских фигур, изображенных со спины, исходя из пластических возможностей тела, остается весьма незначительным. Известным исключением здесь является «Венера с зеркалом» Веласкеса; но эта странная, бесстрастная работа выходит за рамки нашего представления о хронологии и кажется ближе к академизму XIX века, чем к более живым образам Венеры, созданным до и после нее.

К. Кларк "Нагота в искусстве"
стандарт

смысл несвободы

В чем был сущностный минус советского строя? Правильный ответ мы получим, если обратимся к неоримской теории свободы. Напомню, что с точки зрения либерального понимания свободы, быть свободным - это не подвергаться вмешательству извне в процессе реализации своего интереса в той степени, в которой она не нарушает суверенные права других лиц. В этом смысле, как ни смешно, очень много людей в СССР были свободными, поскольку их интересы не шли далеко.

Важное отличие неоримкого понимания свободы заключается в том, что оно подразумевает защиту не от вмешательства, а от доминирования, то есть от жизни по чужой воле. Защита от доминирования подразумевает защиту не только от вмешательства, но и от его возможности. Скиннер поясняет это на примере ловкого раба из комедий Менандра или пьес про Труффальдино. Такие слуги могут жить почти свободно и даже вертеть своими хозяевами - но произойди что с хозяином - и судьба слуги ему не принадлежит, он ей не управляет.

Collapse )
стандарт

мифологический момент создания слова

...Считаю, что страсть к аббревиатурам — именно непонятным! — была связана с резкой мифологизацией массового сознания эпохи и, следовательно, с тяготением к потреблению собственных имен и их функциональных адекватов. В дореволюционной России все официальные газеты назывались «Ведомости» (Сельские, С<анкт->П<етер>б<ург>ские, Московские, Губернские и проч.). Это не воспринималось как имя собственное. А вот все «Красные гудки», «Красные пахари», «Голоса водника» и «Транспортники» выполняли роль собственных имен. Так же воспринимали такие слова, как «Гукон», «Кубуч» (даю в произносительной форме), «Викжель», «Тэжэ», «Мхат». Мир пестрел собственными именами, и люди чувствовали себя их творцами. Никто не заставлял футуристов называться «Лефовцами», а Хармса и Заболоцкого — Обереутами. Я помню, как мы с детства изобретали новые слова, сокращая и превращая их в собственные имена. «Дмитрий Иванович Жуков» — наш математик — звучало не иначе, чем Дмиж. Во втором случае присутствовал мифологический момент создания слова, и функция «быть собственным именем» как бы удваивалась.

(Лотман - Успенскому, 29 января 1981 г.)
стандарт

Р. Мэсси "Николай и Александра"

Вряд ли справедливо сравнивать Николая II с его предками-исполинами. Впрочем, еще неизвестно, как бы справились они с несчастьями, сыпавшимися как из рога изобилия на Николая II. Справедливее было бы сравнивать этого царя с его современниками, восседавшими на европейских тронах, – английскими королями Эдуардом VII и Георгом V, германским кайзером Вильгельмом II и императором Австро-Венгрии Францем-Иосифом. Кто из них сумел бы поспорить с бурей, какая выпала на долю Николая II? Впрочем, история ответила нам на этот вопрос: война, которая отняла престол у русского царя, свергла как германского, так и австро-венгерского императора.

Сравнение с обоими английскими королями – Эдуардом VII и Георгом V, которые, соответственно, приходились Николаю дядей и двоюродным братом, лишь усугубляет иронию. Если бы Николаю II не внушали с детства, что конституция – это исчадие ада, он стал бы идеальным конституционным монархом. По своему умственному развитию он ничуть не уступал ни тогдашним, ни нынешним европейским правителям. Личными качествами и вкусами он удивительно напоминал короля Георга V, на которого был так же поразительно похож внешне. В Англии, где от монарха требуется одно – быть добрым, Николай II стал бы идеальным королем.

***

Попав в тенета, из которых он не мог вырваться, Николай II расплатился за свои ошибки и погиб мученической смертью вместе с женой и пятью детьми. Однако судьба не обездолила их окончательно. Исконные ценности, которых придерживалась царская семья, сама вера, за которую она подвергалась насмешкам, исполнили ее мужеством и величием духа, которые искупили все остальное. Эти человеческие качества непреходящи, они навсегда сохранят свою ценность и значение и переживут расцвет и падение любой империи. Именно поэтому мы можем считать Николая II исключительной личностью. Ведь в конце концов он победил.

***

Несмотря на роскошь Гатчинского Большого дворца, Николай и его братья и сестры воспитывались со спартанской простотой. Александр III ежедневно поднимался в семь утра, умывался холодной водой, облачался в крестьянское платье и, сварив себе кофе, усаживался за письменный стол. Позднее, когда просыпалась царица, оба завтракали ржаным хлебом и яйцами вкрутую. Дети спали на простых походных кроватях, подложив под голову волосяную подушку. По утрам они принимали холодную ванну, на завтрак ели кашу. За обедом встречались с родителями. Еды было достаточно, но, поскольку детей кормили в последнюю очередь, после всех гостей, а вставать из за стола полагалось вместе с отцом, они зачастую ходили голодными. Однажды Николай набросился на полый золотой крест, в который был помещен пчелиный воск с кусочком Животворящего Креста. «Ники был настолько голоден, что он открыл крест и съел все его содержимое вместе с реликвией, – вспоминала сестра его Ольга Александровна. – Потом ему стало стыдно, но он признался, что это было „невероятно вкусно“».

Collapse )