Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

стандарт

журнал божник


Художник под ником owen cyclops переделывает советские антирелигиозеные плакаты в религиозные, изменяя или добавляя в них несколько деталей и штрихов - получается остроумно

Collapse )
стандарт

во дни гонения безбожнаго


Фрагменты фресок храма святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутово (сегодня - День памяти Собора новомучеников, в Бутове пострадавших).

Collapse )
стандарт

от слова «ложь»

...Люди, никогда Солженицына не читавшие, тем не менее то и дело вываливают в интернете на других таких же митрофанушек потоки вычитанных в интернете мифов.

То нам рассказывают, что «Солженицын от слова «ложь». На самом деле «Соложаницын» (так была фамилия предка писателя жившего на Дону в Бобровской слободе на реке Битюг в эпоху Петра I, - это от корня «солод», так же как Солодовы, Солодовниковы, Солодкины и другие.

То объявляют «дезертиром» и «власовцем» боевого офицера, командира взвода артиллерийской разведки, находившегося под постоянным артогнем и бомбежками, удостоенного орденов «Отечественной войны», «Красной звезды» и медали «За взятие Кенигсберга». Свой боевой опыт Солженицын описал в рассказе «Желябугские выселки» о битве за Орёл и повести «Адлиг Швенкиттен» о сражении за Восточную Пруссию.

А о власовском движении, с представителями которого он встретился сперва в бою («за несколько дней до моего ареста попал под власовские пули и я»), а затем в тюрьме и лагерях, Солженицын оставил в «Архипелаге ГУЛАГе» (текста которого большинство нападчиков, как правило, не читало) весьма критические замечания, призывая не путать авантюру пошедшего на сделку с врагом генерала, поддавшегося на немецкие соблазны без всяких гарантий национальной независимости «небольшевистской России», и трагедию миллионов русских пленных, брошенных Сталиным в немецких концлагерях на произвол судьбы: «вербовщики глумливо разъясняли им – глумливо, если б то не было истиной: «Сталин от вас отказался!». «Отправляли их пушечным мясом против союзников да против французского Сопротивления – против тех самых, к кому только и была искренняя симпатия у русских в Германии, испытавших на себе и немецкую жестокость и немецкое самопревозношение».

Collapse )
стандарт

Нуреев. Белый ворон (2018)



Первое, что обращает на себя внимание в фильме "Волан-де-Морта всея Голливуда" Рейфа Файнса "Нуреев. Белый ворон" - это практически полное отсутствие уже привычной "клюквы" в изображении быта и реалий Советского Союза 50-60-х. Не знаю, сказалось ли обилие российских актёров в кадре или же дотошность самого режиссёра (а, может быть, и то, и другое), но практически всё, вплоть до хамоватой советской чиновницы "от культуры" и обстановки вагона-"теплушки", в котором родился главный герой, удивляет своей аутентичностью и вниманием к деталям.

Более того, хотя в центре картины лежит история бегства Нуреева из СССР, антисоветской назвать картину будет довольно сложно. Файнс довольно умело обходит тему политики, акцентируясь в первую очередь на вопросах культуры, эстетики и свободы как таковой. В итоге Советский Союз оказывается страной, где талантливый мальчик из деревни имеет возможность поступить в хореографическое училище "культурной" столицы государства, и, пусть не без покровительства, но всё-таки стать танцором одного из ведущих музыкальных театров. Более того, через флешбеки практически ставится знак равенства между Эрмитажем и Лувром - и там, и там главный герой находит источники вдохновения для своего творчества, и оба этих музея скорее дополняют друг друга, нежели соревнуются во влиянии.

Collapse )
стандарт

храм Рождества



В тему праздника - "Тихая моя родина": небольшой любительский ролик про храм 19 века, который не закрывался ни в годы советских гонений, ни в годы немецкой оккупации - и именно в нём я венчался и крестил дочь (а самого меня в нём не крестили, потому что даже в годы Перестройки боялись, что будут проблемы - увезли в соседний город)
стандарт

побег от расстрела

Что удивляет в прозе Арсения Несмелова, так это её привязка к реальности. Сначала отмечаешь яркий эпизодический образ полубезумной жены-кокаинистки, которая день и ночь сидит на старом кладбище, откуда (как ей кажется) можно увидеть тюремную камеру её мужа, и шлёт в ту сторону воздушные поцелуи - а потом в несмеловских мемуарах встречаешь упоминание о расстреляном большевиками фельетонисте Коке (псевдоним Николая Панова), жена которого в дни перед расстрелом с утра и до темноты сидела за стеной кладбища, откуда была видна тюрьма и окно камеры Кока, посылала в ту сторону поцелуи и то плакала, то богохульствовала.

Collapse )