Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

стандарт

Нуреев. Белый ворон (2018)



Первое, что обращает на себя внимание в фильме "Волан-де-Морта всея Голливуда" Рейфа Файнса "Нуреев. Белый ворон" - это практически полное отсутствие уже привычной "клюквы" в изображении быта и реалий Советского Союза 50-60-х. Не знаю, сказалось ли обилие российских актёров в кадре или же дотошность самого режиссёра (а, может быть, и то, и другое), но практически всё, вплоть до хамоватой советской чиновницы "от культуры" и обстановки вагона-"теплушки", в котором родился главный герой, удивляет своей аутентичностью и вниманием к деталям.

Более того, хотя в центре картины лежит история бегства Нуреева из СССР, антисоветской назвать картину будет довольно сложно. Файнс довольно умело обходит тему политики, акцентируясь в первую очередь на вопросах культуры, эстетики и свободы как таковой. В итоге Советский Союз оказывается страной, где талантливый мальчик из деревни имеет возможность поступить в хореографическое училище "культурной" столицы государства, и, пусть не без покровительства, но всё-таки стать танцором одного из ведущих музыкальных театров. Более того, через флешбеки практически ставится знак равенства между Эрмитажем и Лувром - и там, и там главный герой находит источники вдохновения для своего творчества, и оба этих музея скорее дополняют друг друга, нежели соревнуются во влиянии.

Collapse )
стандарт

Кинодекабрь'19



В декабре походы в кино оказались невероятно удачными: "Достать ножи" открыл для меня Дэниела Крейга как комедийного актёра и вообще неплохо так пробежался по детективным штампам, почти все их деконструируя, а "Солярис" Тарковского - это классика, и глупо было упускать шанс увидеть такое на большом экране.

Домашний просмотр же как-то сам собой сконцентрировался на кинопсиходелике, но тут не всё однозначно. Кроненберговский "Видеодром" поначалу казался скучноватым, но постепенно набрал обороты, к финалу оказавшись довольно глубокой картиной; "Король" Найлса Аталлы выглядел довольно странно, но в итоге скорее понравился за счёт технических и визуальных решений, а вот "Анна Карамазофф" Рустама Хамдамова не зашла совершенно - осталось впечатление какого-то слишком интуитивного кино без попытки передачи определённого смысла. К этой же категории "психоделичных фильмов", наверное, стоит отнести и завершение "трилогии смерти" Гаса ван Сента "Последние дни", но, как по мне, эта вариация на тему последних дней жизни Курта Кобейна скорее просто медитативна (почему и понравилась).

Collapse )
стандарт

икона - 2



Рубрика "Возвращаясь к напечатанному": после просмотра "Стерео" задавался вопросом, является ли икона на стене в студенческой комнате отсылкой к Тарковскому или это просто обычная деталь интерьера. Теперь, по всей видимости, можно сказать, что речь о втором варианте.

В гораздо более позднем "Видеодроме" есть эпизод, когда герой попадает в кабинет профессора О’Бливиона, который довольно хаотично обставлен самыми различными предметами искусства - и в какой-то момент на стене можно увидеть в том числе и православные иконы. То есть Тарковский, скорее всего, всё-таки тут не при делах.
стандарт

чувства верующего



На этот раз немножко порассуждал о фильме Кирилла Серебренникова "Ученик", который не могу назвать удачным - но в то же время считаю, что внимания он заслуживает, поскольку местами режиссёр сказал чуть больше, чем хотел.



Ссылки - Soundcloud | Anchor.fm | Вконтакте
стандарт

Процесс (2018)



Режиссёром документального фильма "Процесс" указан Сергей Лозница - но в этом есть определённая доля условности. По факту же речь идёт о двухчасовой кинохронике судебного процесса 1930 года по так называемому "делу Промпартии" (сфабрикованное дело о вредительстве в промышленности и на транспорте), в которую Лозница внёс довольно незначительные вставки в виде коротких интермедий и поясняющих титров. Более того, часть этой кинохроники можно было увидеть в документальном советском пропагандистском фильме Якова Посельского "13 дней. Дело Промпартии", хотя в основном в "Процесс" попали те материалы, которые советские кинодеятели предпочли забраковать.

Причины такой выбраковки становятся очевидны уже после пятнадцати минут просмотра. Речь, как ни странно, не о каком-то идеологическом подходе, а о вещах вполне обыденных: кто-то оговорился, где-то дали слишком яркий свет в зал, где-то эпизод не несёт смысловой нагрузки и т.д. - в общем, всё то, что, в принципе, и сейчас не попадает в смонтированные репортажи с места событий. Однако в "Процессе" эти элементы внезапно оказываются концептуальными и едва ли не держат на себе весь фильм.

Collapse )
стандарт

опасность чтения



В одном из интервью Майя Туровская, сценаристка "Обыкновенного фашизма" Михаила Ромма, вспоминала, что после того, как фильм прошел в прокате по всему миру, была сделана книга с раскадровкой и цитатами из этой картины, а также парой статей о процессе создания. Всё было уже подписано в печать, но вдруг в какой-то момент на выход книги был наложен запрет.

Ромм писал письма Брежневу и пытался выяснить, в чём причина: "Миллионы посмотрели фильм, в чем дело, почему вы закрываете книгу?", на что в конце концов получил довольно прямолинейный ответ одного из цензоров, что миллионы посмотрят фильм и забудут, а тысячи книгу прочтут и начнут думать.
стандарт

Киноноябрь'19



В ноябре поддержал отечественного производителя, поскольку до кинотеатра добраться удалось только на просмотр новой картины Кончаловского о Микеланджело, которая скорее понравилась, хотя и не могу сказать, что до конца понял мысль автора. Впрочем, и дома определённый акцент был сделан на отечественное кино: "Иду на грозу" показался интересным в контексте времени выхода, "Похитители книг" порадовал довольно бодрым началом и саундтреком от Ильи Лагутенко, но особых эмоций не оставил, а "Человек, который удивил всех" действительно удивил и общим замыслом, и актёрскими работами.

Также наконец-то добрался до "Дюны", которую считают едва ли не самой неудачной картиной Линча. Наверное, так оно и есть - но если не смотреть фильм в контексте имени режиссёра, то всё не так уж и страшно, даже в расширенной версии (из которой Линч убрал своё имя). А вот "Затойчи" Такеши Китано скорее разочаровал: фильм показался слишком шаблонным и несколько наигранным, при том, что ждал от него чего-то более тарантиновского.

Нашлось время и для экзистенциального кино. "Браконьеры" Этьена Каллоса по ряду причин напомнили фильмы Звягинцева и запустили довольно сильную рефлексию и мыслительный процесс - в отличии от "Жизни Дэвида Гейла", который хорош разве что Кевином Спейси. И совсем не зацепил "Катцельмахер" Фассбиндера: актёры слишком сильно ассоциировались с "Торговцем четырёх времён года", и потому не удалось переключиться на их иные образы, да и темп картины оказался слишком уж вязким (хотя понимаю, что так и было задумано).

Зато безусловно порадовали немой "Пражский студент" Хенрика Галеена - техническими решениями и инфернальным Вернером Краусом, и музыкальный "The Beatles: Желтая подводная лодка" - саундтреком, анимацией и сюрреалистичностью, которые помню ещё из детства.

Collapse )
стандарт

ничего общего с искусством

Забавная в контексте новостей "Коппола и Скорсезе vs. кинокомиксы Марвел" цитата Андрея Тарковского:

Если вы хотите привлечь массового зрителя, вы можете снять фильмы вроде «Звёздных войн» или «Супермена», которые не имеют ничего общего с искусством. Я не держу публику за идиотов, но я определённо не готов страдать, пытаясь ей угодить.
Впрочем, у него в принципе планка была очень высока, он и про Копполу писал в дневнике: "Смотрел «Апокалипсис» Копполы. Очень слабый актер в главной роли, ошибочная драматургия. Картина не стоит на ногах. Оживленный комикс" (а про "Крёстного отца" - "картина мне кажется скучной, неоригинальной, чрезвычайно традиционной с точки зрения средств выражения. А по сути так просто реакционная – оправдание рождения и существования мафии!")
стандарт

Человек, который удивил всех (2018)



Название не врёт: "Человек, который удивил всех" Натальи Меркуловой и Алексея Чупова действительно удивляет, впечатляет и, скажем так, обманывает некоторые ожидания - история о брутальном мужчине, который в какой-то момент решил надеть женское платье, оказывается очередным высказыванием на тему гомофобии и нетерпимости в самую последнюю очередь. На первый же план выходят вопросы жизни и смерти, что, хоть и звучит слишком обобщённо, но полностью отражает тематику картины.

Смерть показана уже почти в самом начале, когда герой Евгения Цыганова сначала видит мёртсвого оленя, а минуту спустя убивает браконьеров. В следующем эпизоде он узнаёт, что и сам уже обречён - врач неопределённо говорит о том, что осталось жить пару месяцев, и начинается мрачная и методичная подготовка к собственным похоронам: закончить дела, сделать распоряжения, просчитать будущее своей семьи и т.д.

Collapse )